Плавание 2016 года. Южные Курилы. Маршрут: Сахалин - Кунашир - Малая Курильская гряда - Шикотан - Кунашир - Итуруп - Сахалин

Шикотан

3 августа.

Из-за ошибки в расчёте времени,  мы прибыли на остров на самом рассвете. Всего то 8 часов пути, но как будто мы перенеслись на другую планету.  Начался новый, безмятежный и радостный этап плавания вдоль жемчужины Малой гряды – острова Шикотан.

Первую остановку сделали в бухте церковной (Айвазовского). На основном пляже был сильный накат, поэтому мы зашли в узкий пролив между Шикотаном и островом Айвазовского. В проливе - как в пруду, мелко и тихо. Обсохли на несколько часов и пошли гулять по окрестностям. Туман почти не рассеивался, видимость была под сотню метров. Рядом с нашей протокой оказался кордон заказника. Ухоженный домик, следы недавнего посещения людьми. По тропе, набитой квадроциклами, поднялись к лесу. Бурелома между деревьями нет, опрятно как в городском парке - между деревьями можно спокойно ходить. Весь нижний ярус леса чуть ниже колена порос бамбучником. Его широкие листья так плотно закрывают почву, что другая растительность не приживается.

 Стоять в протоке за о. Айвазовского было спокойно, но не очень удобно. Катамаран обсыхает метров на 10, кругом няша. Поэтому с первой же водой мы перебрались в безымянную бухточку чуть севернее Церковки. Опять туман, швартовка вслепую. На песчаной косе перед бухточкой - куча запутанных снастей. Мы с Саней облюбовали бухту новенького 12-мм каната и уселись её распутывать. Получилось несколько концов по 50-100 метров, которые впоследствии нам очень пригодились. С ночным приливом пришёл накат, несколько раз мы выскакивали выравнивать лодку.

 4 августа. Наконец, погода начала налаживаться. Дождя нет, туман почти рассеялся. Прогноз радует, обещая ещё пару таких же дней. Показались виды, да ещё какие!

В ручье на удочку клюёт мелкая лососёвая рыбёшка - мальма.  С утра постирались и просушились. Ели жареную мальму и млели на солнце. В районе обеда перебрались в бухту Димитрова. Место там очень удобное для стоянки. Внутри основной бухты есть ещё мелкие бухточки, позволяющие надёжно закрыться от штормов всех направлений. Впрочем, штормов не предвиделось, и мы облюбовали роскошный песчаный пляж посередине бухты. Большая часть команды разбежалась с фотоаппаратами по окрестным скалкам.

Я с ними не пошёл и впервые за всё плавание распечатал чемодан с квадрокоптером. Пожалуй, были ещё два места, где можно было полетать – северная часть Кунашира, в самом начале и м. Столбчатый. Но мы всё куда-то торопились, и до полётов руки не доходили. Здесь, в Димитрова, торопиться было некуда, погода – лучше не придумать. «Бутылкокоптер»  резво ушёл в зенит и растворился в небе. Камера с передатчиком добросовестно передавала телеметрию и фантастические  виды Шикотана с высоты птичьего полёта. Лазурные воды бухты Димитрова с двумя островками посередине, чёрная гладь океана, уходящая в дымку, долина, прорезанная руслами ручьёв, крохотная белая точка – Котоярви, растянутый на якорях у пляжа. 

 5 августа Утром мы вышли из Димитрова и отправились дальше на север, к мысу Край света. В кои веки был попутный ветер, удалось проветрить соскучившиеся по работе паруса. Обогнули маяк Шпанберга и остановились в небольшой бухте Краб между мысами Краб и Край света. Бухта эта небольшая, открытая на восток. В более свежую погоду укрываться в ней опасно. Но погода нас баловала, а пешеходная доступность сразу двух достопримечательностей (маяк и Край света) была очень удобна.

Первым делом пошли на маяк Шпанберга. Грунтовка с двумя автомобильными колеями привела нас к шлагбауму с надписью «Посторонним вход запрещён». То, что за шлагбаумом, выглядело довольно заброшенно, поэтому надписи мы не очень поверили. У хозяйственного домика маяка залаяла собака, и на лай вышли двое – мужчина и мальчик лет 8. Как и все разговоры с властями в этих краях, всё началось с наезда:

- Вы что, читать не умеете?! Там для кого на шлагбауме написано?

- Да мы.. вот тут..

- Кто такие, откуда пришли?

- Экспедиция Русского географического общества, пришли с Сахалина. 

Короткая пауза, наш собеседник расплывается в улыбке,

- Ну, так бы сразу и сказали!

Так мы познакомились с Игорем, уникальным самородком, какие обычно и встречаются на самом краю земли. Местный предприниматель, увлечённый краевед, активист безвизовых обменов с Японией, при том ещё и военнослужащий, и работник маяка - всё это совмещено в одном человеке. Но служба - службой, и с маяка Игорь нас вежливо выпроводил. Мы договорились, что вечером, после смены он подъедет к нам  в гости. Вернувшись к катамарану, мы отправились на Край света.

Мыс  Край света – место культовое, часто посещается туристами. Выглядит он как настоящий край света – отвесная скала над могучим океанским прибоем. К мысу ведёт набитая, ухоженная тропа. Наиболее крутые участки провешены канатами. Мы посидели на «краю», полюбовались на грозный океанский накат и начали спускаться обратно в бухту.

Вскоре на мотоцикле подъехали Игорь с сыном. До глубоких сумерек мы слушали его рассказы про удивительную историю острова, современные отношения с Японией и многое другое. Узнав, что завтра мы собираемся идти в Малокурильское, Игорь пригласил нас посетить его кафе.

Утром 6 августа океан был по-прежнему спокойным, но рассвет вызвал чувство смутной тревоги. Небо со стороны восходящего солнца было как будто выложено кроваво-красными кирпичами необычайно густого цвета. Раньше никто из нас не наблюдал ураганов, но я вспомнил что про них говорили более опытные туристы-дальневосточники: «Тайфун не прозеваешь! Красота на небе такая, что оторваться невозможно».  

Свежий прогноз ничего страшного не предвещал, и попутным ветерком мы ушли в Малокур.

Посёлок Малокурильское расположен в вершине роскошной бухты, надёжно закрытой  со всех сторон кроме СЗ. Посёлок небольшой, постоянное население 1900 человек. Много новых домов в 1-2 этажа, покрытых сайдингом, с ними соседствуют заброшенные деревянные трущобы, оставшиеся ещё от японцев. Несколько особняком расположен военный городок со своим причалом и стоящими вдоль него сторожевиками. В бухте относительно недавно выстроен новый федеральный причал, с 2011 года к нему швартуется «Игорь Фархутдинов». В вершине бухты расположены цеха рыбоперерабатывающего комбината.

Переговоры с малокурильскими пограничниками были долгими и занудными. Нас вызвал дежурный с оригинальным позывным «Мудрец-4» и указал координаты точки, где мы должны встать на якорь в ожидании наряда. Через полчаса подошёл риб с двумя пограничниками. Долго переписывали данные, потом ещё дольше ездили в ПУ снимать ксерокопии. Старший наряда провёл инструктаж по правилам входа в Малокурильскую бухту и разъяснил нам многочисленные допущенные нарушения. Всего мы проболтались на якоре эдак часа полтора. Несмотря на очевидную (для нас) маразматичность этого бюрократического спектакля, достойного разве что Северной Кореи, сами бойцы ПУ произвели исключительно приятное впечатление. Действия пограничников были безукоризненны, просто они добросовестно выполняли спущенные сверху инструкции. В конце концов, все формальности были закончены, и нам разрешили остановиться у федерального причала на месте «Игоря Фархутдинова». Пока шли к причалу, к нам лихо подскочил крытый катерок с начальством. Командир Курильского ПО, тот самый кап-1 с которым я разговаривал по телефону с Танфильева, спросил, всё ли у нас в порядке и не требуется ли какая-нибудь помощь. Подивились на наш корабль, пожелали удачи и пошли по своим делам.

В Малокурильском мы провели чуть меньше суток. Прошлись по магазинам, накупили наклеек на холодильники и докупили свежего хлеба. Посидели в кафе у Игоря, где он подготовил нам  настоящую музейную экспозицию из редчайших книг и журналов по истории Курильских островов. Игорь подарил нам роскошный якорь взмен адмирала, потерянного в самом начале.

Местная влюблённая парочка стала уговаривать нас покатать их на парусах по заливу… за 2 кг крабового мяса. Нам было не жалко (а ещё и крабы!), но как провести эти манёвры под бдительным оком ПУ, было непонятно. Я позвонил Игорю, и он, конечно, дал правильный совет: «Скажите, что вы чинили мотор, и теперь его надо проверить на ходу». Наша заявка не вызвала никаких возражений, и катание состоялось. Погода стояла прекрасная – солнце и лёгкий ветерок.

Вечером мы очень полезно пообщались с капитаном рыболовного судна, стоявшего по соседству. Меня беспокоило предстоящее пересечение пролива Екатерины между Кунаширом и Итурупом. Были получены исчерпывающие инструкции, которые впоследствии пригодились.