Плавание 2016 года. Южные Курилы. Маршрут: Сахалин - Кунашир - Малая Курильская гряда - Шикотан - Кунашир - Итуруп - Сахалин

Одесский залив

Укрывшись в основании залива от волны и ветра, мы повернули на кордон заказника «Островной», где про нас уже знали после звонка из Южно-Курильска. Вскоре, на берегу показались домики заказника. Встречать нас вышли двое ребят – волонтёры Антон и Костя. До сумерек мы успели сходить друг к другу в гости. Ребята приехали сюда в самом начале лета, сменив городскую суету на островную экзотику.

Все строения заказника представляют собой шедевр каркасно-рубероидно-полиэтиленовой архитектуры. Из удобств - электрический свет по вечерам, а также водопровод и спутниковый телефон.  Интернет и телевизор отсутствовали, таков был добровольный выбор обитателей. Ребята наслаждались отрывом от цивилизации и ничуть по ней не скучали. Они рассказали, что кроме кордона в Одесском заливе, поблизости есть ещё один островок жизни - рыболовный стан в нежилом посёлке Лесозаводский. Интересного для промысла хода горбуши в этом году нет, поэтому база законсервирована. Сейчас там жили два сторожа, тоже волонтёры. База сообщается с кордоном тракторной дорогой, остатки которой мы обнаружили на генштабовской карте. Изредка, ребята ездили на тракторе друг к другу в гости.

Ночью прогноз обещал штормовой ветер с ЮВ, и мы к нему основательно подготовились. Узнав, что напротив кордона обустроен мертвяк с буём, мы завели на него корму. С берега отдали кошку и привязали её к здоровенному бревну, зарытому в куче плавника. Дополнительно, неподалёку от берега отдали Данфорт.

К полуночи погода разгулялась – 18-20 м/с и до 24-х в порывах. Но от волны защищал берег, и даже удалось поспать.

Под утро сон был прерван "якорной тревогой" на навигаторе.  Катамаран несло в сторону Атсонупури со скоростью 2 узла. Всё, к чему мы пришвартовались с вечера, оказалось оторванным! Особенно впечатлял обрывок мертвяка – капроновый канат 40мм диаметром. Наша береговая швартовка, то самое бревнище - выворотило из кучи плавника и проволокло метров 10 по песку, после чего с бревна соскочила кошка. Данфорт намотал травы и не держал. К счастью, вскоре немножко стихло и начало светать. Подойдя к прежнему месту стоянки, мы со страху отдали на берег сразу 5 верёвок. 

 15 августа Утром устроили совместный завтрак на кордоне. Погода весь день была дрянная, что, конечно же, навеяло мысли о бане. На кордоне  бани нет, зато она есть на рыболовном стане в Лесозаводском (по другую  сторону п-ова Атсонупури), примерно в 6 км. Антон пешком сходил на стан, предупредил тамошних обитателей, что вечером будут гости и вернулся на тракторе с прицепом. Трактор, это чтобы нас туда отвезти, потому что пешком идти долго.

 Честно говоря, когда ребята говорили про трактор, я представлял себе нечто с размерами не меньше «Беларуся», ну и прицеп – примерно то, что к нему цепляют, когда возят сено. Карета была подана ближе к  вечеру. Это был крохотный японский тракторок размером с  велосипед, и к нему пристёгнут такой же  лилипутский одноосный прицеп. Никаких бортов, ровная площадка 2х2 метра. Чтобы хоть как-то держаться, по диагонали протянуты верёвки. Глянув на этот сомнительный автопоезд, женщинам в баню сразу расхотелось. За компанию с ними, дезертировал и старпом. В итоге осталась гвардейская помывочная команда – я, Петя и Саня.

По впечатлениям, поездка на тракторе в Лесозаводское затмила баню. Пока ехали по дороге вдоль берега, было ещё терпимо. Тракторок катился чуть быстрее пешехода. Не доезжая основания полуострова, Антон свернул  в лес, и тут началось! Удержаться на скользкой доске, которая ещё и брыкалась как дикий мустанг, было неимоверно трудно. Мы с Петей пристроились по краям прицепа, и чтобы не слететь, сцепились руками через Саню, лежащего посередине. Руки - ноги от напряжения мгновенно затекали, постоянно приходилось менять позу. Задние колёса трактора методично поливали пассажиров отборной болотной жижей. Свободной рукой я ещё пытался вести видеосъёмку всей этой эпопеи.

К нашему проводнику, невозмутимо ведущему трактор, мы испытывали весьма противоречивые чувства. Если б не были с ним знакомы вовсе, точно бы решили, что этот ИЗВЕРГ решил показать столичным хомячкам (мажорам в тельняшках), как живут чёткие сибирские пацаны на острове Итуруп. Но два дня знакомства даром не прошли, и такие мысли не приходили в голову. Костя и Антон - ребята исключительно деликатные и доброжелательные. Эти добровольные Робинзоны из Одесского залива, настолько сжились со своей островной действительностью, что бытовых  неудобств, вроде неудобного прицепа они просто не замечали.

Дорога до Лесозаводского представляет собой старую просеку с разбитыми вдрызг колеями, бродами, спусками и подъёмами. Каждый год на неё валятся деревья, и очередная смена волонтёров  заново пропиливается в буреломе. Особенно впечатлил участок через  перешеек - густые заросли бамбука и дремучий, непролазный лес. Местами, бамбук так плотно нависает над колеями, что дорогу  практически не видно.

Лесозаводский рыболовный стан сделан на месте уничтоженного «хрущёвской оттепелью» посёлка, а потом и погранзаставы. Судя по размерам казарм и офицерских общежитий, здесь стоял чуть ли не батальон. Малую часть этих сооружений заняли рыбаки, остальные пришли в негодность. Целое поле вросших в землю вездеходов соседствует с аккуратно уложенными штабелями новых сетей и канатов. На стане живут сторожами двое южносахалинцев, в том числе паренёк лет 13-14. Аскетизму поменьше чем на кордоне – ребята не брезгуют телевизором. Другие обитатели стана - несколько собак  и конь. Последний тут оказался случайно, ещё с жеребячьего возраста. По хозяйству коня не используют. Он живёт в одной стае с собаками как декоративное животное. За компанию с собаками есть рыбу и гоняет со стана медведя. Баня ухоженная, рядом – бассейн, сделанный из половинки огромного резинового буя.

 Мы попарились в бане, попили с хозяевами чаю и отправились в обратный путь. Надо сказать, что обратная дорога до Одесского была значительно легче. Мы уже знали чего ждать, поэтому устроились поудобнее.  Ехали затемно, при свете единственной фары. На подъезде к кордону увидели сильный прибой и копошащегося с верёвками Серёгу. Прибой был неожиданностью, ветра с моря не предвиделось. Да его и не было, просто здесь, в Одесском заливе Итурупа довелось познакомиться с новым для нас явлением – обратной зыбью после шторма с берега. Отказавшаяся от бани часть команды тоже не скучала. Кроме зыби у них была ещё одна напасть – по берегу приходил медведь. Мы быстро отдали береговые швартовы и отошли в море на ночёвку.

    16 августа Утренний прогноз погоды – мрачнее некуда. В Охотское море шёл очередной тайфун. В отличии от первого (Омайз), который мы пересиживали на Шикотане, этот новый тайфун (Чантху) не выдал себя  раскрашиванием неба в багровые тона. Не было и других признаков надвигающейся опасности. Давление после вчерашнего шторма росло, прекратился дождь, начало немножко проясняться. По всем прежним наблюдениям, два-три дня хорошей погоды были обеспечены. Но на метеокартах был отчётливо видно огромный вихрь, проходивший своим глазом через Хоккайдо и уходящий в Охотское море по касательной к Сахалину.  Пожалуй, я впервые столкнулся с ситуацией, когда 20 килобайт данных со спутника стоили больше 20-летнего опыта мореплавания. Тайфун Чантху окончательно поставил точку на нашем Курильском маршруте. Из Одесского залива нам теперь одна дорога - на Сахалин. Но сначала, надо пережить тайфун. Вроде бы, всё не так плохо, мы опять остаёмся в ветровой тени Итурупа. Но что будет с волнением, если в средней части Охотского моря штормит на 10 баллов? Это нам ещё предстояло узнать.

 Приближающийся тайфун очень простимулировал установку нового мертвяка, взамен оторванного в первую ночёвку.  Антон с Костей приволокли две здоровенные кошки, килограмм по 70 каждая. Конструкцию мертвяка они же и придумали, и мы со своими советами путаться не стали.

Кошки связали между собой поводком метров 10, от одной из них пустили бридель для нового буя, метров 15. Свободный конец бриделя со стороны буя связали в коуш. Всё это было сделано из толстенного трёхпрядного капронового троса. Рымы у кошек закрыли плотными бандажами из каната потоньше. Все части будущего мертвяка кроме кошек брались прямо из-под ног. Канатов в плавнике запутанно километры, можно покапризничать и выбрать даже нужного цвета. Найти – не проблема, сложнее вытащить и распутать.

Обе кошки затащили на нос Котоярви. Свесили их с носовой балки,  закрепили тонкими спусковыми шкертиками. Перерезаешь шкертик – кошка отдаётся. Костя с рацией остался командовать с берега, а Антон отправился с нами искать место поглубже и поближе. Поглубже нашли, но поближе не получилось. Вблизи  кордона залив довольно мелкий. Нашли ровно одну яму 5 метров глубиной, там мертвяк и поставили. Получилось далековато. Но ничего, после Шикотана каната у нас – завались, дотянемся.

17 августа Рыбаки наши опять дорвались до рыбы, хоть оттаскивай! Ни варёная, ни копчёная, ни жаренная уже не лезут. Кто-то в шутку предложил печь из неё пироги. Женщины на эту идею очень вдохновились, и на ближайшие сутки развлечение было придумано. Пироги пеклись в копитильне (как в духовке) и жарились на сковородке. Были выпечены партии пирогов с рыбой, капустой, курагой, черносливом, изюмом, орехами.

Ночью мы оттащились на новый мертвяк, с носа завели кошку за огромную кучу плавника. Теперь, если и оторвёт, то с куском берега. К полуночи тайфун докатился до Охотского моря. Итуруп он обходил за 150 миль, поэтому ветер был даже слабее, чем на первой ночёвке. Нас это ни капли не расстроило.

18 августа. С  утра мы подтянулись к берегу и пошли на кордон завтракать. В заливе дул лёгкий ветерок на 3-4 балла, волны не было. Это – в начале завтрака. Но не прошло и часа, как ситуация стала стремительно меняться. Из столовой кордона мы заметили, как мачта катамарана начала раскачиваться. Сначала я решил, что просто подошла вода и надо подтянуть кошку. Но дело оказалось не в кошке. В залив пришла зыбь от шторма. Мы с Серёгой решили оттянуться от берега метров на 5 и понаблюдать за результатом. Но волна усилилась и начала рушиться метров за 10 до берега.  Мертвяк был далеко, резервов для оттягивания от берега достаточно. Мы оттянулись от берега ещё метров на 30, и … остались в этом положении часов на 10. К берегу подойти было уже немыслимо. На весь оставшийся день команда разделилась на две части – мы с Серёгой, и все остальные.

Оставшиеся на берегу не сразу поняли, что на катамаране происходит что-то серьёзное. Антон предложил прогуляться вверх по ручью на поиски плотины. О её существовании ребята только слышал, но поискать её руки не доходили. Ольга и Саня составили Антону компанию. До плотины пришлось добираться, поднимаясь вверх по течению прямо по руслу ручья. С крутых берегов ручья нависали заросли бамбука и шеломайника.  Путь по этому живому туннелю занял до получаса. Признать заросшую каменную стену за рукотворное сооружение удалось не сразу, сначала пришлось почистить её от травы.

Плотину эту японцы построили для нужд водоснабжения. По керамическим водоводам вода поступала в две жилые деревушки.  От деревушек тех давно и след простыл,  водоводы давно пришли в негодность.  Осталась галечная кладка на цементном растворе, запруда выше по течению ручья и обломки керамических труб.

Тем временем, зыбь всё усилилась и начала изрядно трепать катамаран. Высокие, обрушивающиеся волны шли группами по 4-5 штук. Пеной был заполнен весь Одесский залив. Волна шла против ветра и выглядела довольно странно – падающие гребни сдувались ветром  назад, образуя своеобразную «причёску».

Было очень заманчиво отойти к мертвяку, вблизи которого волны ещё не рушились. Но тут мы и обнаружили, что мертвяк стоит не очень удачно. Между берегом и мертвяком была отмель, и там  волны рушились подряд, одна за другой.  Это не давало нам возможности подтянуться за швартовый конец.  Обойти мель ходом - такой манёвр на неопределённое время лишил бы нас берегового швартового конца. А упускать его очень не хотелось.   Утром намечалось удачное погодное окно для перехода на Сахалин, поэтому до вечера надо было забрать с берега оставшуюся команду.  Заводить новый швартов в сильную прибойную волну было рискованно. Поэтому, мы с Серёгой решили не менять положения катамарана до ослабления зыби.

Катамаран швыряло волной как спичечную коробку,  а оставшиеся на берегу с ужасом за этим наблюдали.  Что дальше делать они не знали, поскольку после завтрака общение было прервано. Тут мы с Серёгой вспомнили, что на берегу осталась рация. Из-за разряда аккумулятора, на передачу она уже не работала, и связь получилась односторонняя, что конечно лучше, чем никакая. После вызова я попросил Петю выйти на берег, и подтвердить,  что он меня понял поднятием руки.  Связь с берегом была налажена. До темноты надо было попытаться сняться с берега.

С берега «Котоярви» действительно выглядел ужасно, это я потом понял, просматривая видео. Но мы с Серёгой чувствовали себя не так уж плохо. Камбуз работал, воды и еды навалом. Сидели в салоне и поглядывали за корму. Как шла волна побольше – кричали «держись!!!».  Правильнее всего было, сидя на рундуке упереться ногой в поперечную трубу. Брызги залетали в салон, но до каюты не доставали. Забот у нас вскоре прибавилось – ударом волны по рулю сломало ось траверсы румпелей.  Но ничего, достали инструмент, и за час починились. И ещё была одна потеря, уже невосполнимая – оторвало и унесло один из катков-кранцев.

Ближе к вечеру зыбь стала спадать, разрушающихся волн стало значительно меньше. Уже в сумерках, устроили эвакуацию с берега. Заранее продумали, в какой последовательности кто садится на катамаран, и что он после этого делает. К счастью, удачно удалось выбрать промежуток между группами волн и подойти вплотную к берегу. Волна всё равно была достаточно высокой, и всю эвакуируемую команду пришлось искупать по пояс. Антон и Костя помогли отдать береговую кошку. Мне так и не удалось толком попрощаться с ребятами, осталось только помахать рукой.

Встав на ночёвку к мертвяку, устроили банкет в честь воссоединения команды и окончания островной части маршрута. Как это часто бывает, после тайфуна природа собралась на пару дней замереть. На ближайшие два дня прогноз обещал штиль.  Используя это отличное погодное окно, утром мы собрались прощаться с Курилами и возвращаться на Сахалин.