Плавание "Котоярви" по северным Курилам      2018 год

Река Ходутка

Переход из бух. Русской начинался неплохо. Шли на парусах 6-8 узлов. По старому прогнозу ветер должен был затихать и меняться с СВ на Ю. На переходе мы встретили яхту, идущую в Петропавловск. Поболтали с коллегами по рации. Яхтсмены подтвердили наш старый прогноз. Но вскоре всё пошло совсем не так. СВ ветер крепчал и не думал меняться. Мы постоянно убавляли парусов, пока не полетели попутным штормом на голой мачте 6-7 углов. Срочно надо было прятаться. На траверзе оказалась река Ходутка. Довольно большая, с приемлемым заходом в устье. На входе в реку - бар с огромными валами. Но деваться было некуда. К счастью, вода была высокая и фарватер довольно понятный. Огромная волна подтолкнула нас в корму, пронесла над  баром  и мягко опустила в реку. От штормовой волны мы ушли, но не от ветра. Рядом с устьем мы увидели ухоженные домики и выбежавшего  нас  встречать  человека. Но подойти к жилью не получилось. Ветер продолжал гнать нас дальше в реку. Мотор на отмелях был бессилен, якорь не держал. В итоге, наш слабоуправляемый дрейф закончился на косе, отделяющей реку от моря. Развернув лодку носом к ветру, мы обсохли и заночевали. Погода совсем испортилась. Непрерывно шёл дождь. Капли летели горизонтально из-за штормового ветра, достигавшего в порывах 21 м/с. В довершение ко всему, в сумерках мы увидели медведя, который шёл вдоль реки в нашу сторону.

Медведя отпугнули, но ночью спалось неспокойно. Собрали ружьё, достали ракетницы. Чтобы себя обозначить, включили на всю ночь "люстру" на мачте и оставили работающий ветряк, который в такой ветер издавал ужасающую какофонию. Ближе к утру ветряк стал издавать нехарактерные звонкие звуки. Старпом высунулся из салона для выяснения обстоятельств. Что-то особенно сильно звякнуло. Я открыл рот, чтобы крикнуть : «Серёга, убери его н…!», но не успел. Ротор издал звук подбитого самолёта, ещё несколько раз брякнул и остановился. Одна из трёх лопастей обломилась у основания и повисла на страховочном тросе.   Несмотря на повреждение матчасти, я остался доволен результатом. Отлетевшая лопасть имеет очень большую энергию и представляет нешуточную опасность. Страховка, предусмотренная в конструкции ротора, успешно справилась со своей задачей.

 Люстру пришлось выключить и вахтить с ружьём до утра. Утро 25.07 было мрачным. На переходе при заходе в реку и последующем барахтаньем на мелях мы изрядно вымочили всю одежду, включая самые неприкосновенные запасы. Любая попытка высунуть нос за пределы тента кончалась новой партией мокрой одежды. Пожалуй, такого болота на борту «Котоярви» не было ещё ни разу. Оптимизм на борту поддерживался двумя несгибаемыми бойцами – Светой и  Артёмом. Света, как электровеник, орудовала на камбузе, а Артём не расставался с бумагой и карандашом. Морские волки, серьёзные и мрачные от непомерных тягот и лишений, с восхищением на них дивились. Хорошо им, неофитам. Они же не знают, что бывает лучше!

К обеду ветер стал затихать, дождь стал пореже. Как только вода поднялась, мы стащили лодку с косы и перебрались поближе к жилью.

Жильё оказалось небольшим, но ухоженным охотничьим хозяйством. Живут там два человека - охотовед Анатолий Фёдорович и его помощник Валентин. С удовольствием с ними пообщались и пристроили в избу вещи на просушку. В сарае – мастерской починили ветряк, укоротив все лопасти до одинаковой длины.

  Под  вечер  дождь закончился мы отправились гулять по окрестностям. Место красивое, и там было чего посмотреть. О песчаную косу, намытую рекой, разбивались грандиозные океанские волны. Стая птиц устроилась на косе в ожидании горбуши. В устье реки зашло несколько десятков тюленей.

На галечном пляже, к северу от реки, мы обнаружили новенький, замытый на пол-корпуса в гальку катер. Компания из Петропавловска посадила его на рифы при заходе в реку. Произошло это кораблекрушение за две недели до нас. У катера сильно разбито дно, требуется ремонт на месте или тяжёлый вертолёт для транспортировки в Петропавловск.  Хозяева катера эвакуировались вертолётом.

Ночь была спокойной, без дождя и ветра. Медведей мы уже не боялись, поскольку местные собаки взяли нас под охрану. Утром мы оказались в осушке и до обеда опять разбрелись по окрестностям.

 У Фёдорыча есть связь с Большой Землёй. Раз в сутки он связывается по рации с Елизово. Мы попросили его передать весточку в Москву при очередном сеансе связи. К сожалению, утром связаться не получилось.